Adam Fergusson. When Money Dies

Adam Fergusson. When Money Dies

Adam Fergusson. When Money Dies

When Money Dies: The Nightmare of the Weimar Collapse by ADAM FERGUSSON // WILLIAM KIMBER — LONDON, 1975

В Великобритании и США вновь набирает популярность книга When Money Dies Адама Фергюсона (Adam Fergusson), вышедшая в 1975 году и посвященная финансовому кризису и гиперинфляции в Германии в 1920-ые годы. Тема вдруг оказалась настолько актуальной, что книга превратилась в очень ценный актив, не без помощи Уоррена Баффетта. В последнее время старое издание When Money Dies в твердой обложке в Интернете продается по ценам до 1800 фунтов стерлингов, сообщает The Financial Times.

Полнотекстовый скан книги здесь

Фергюсон написал When Money Dies в начале 1970-х, когда британская экономика переживала последствия первого нефтяного кризиса, задушившего экономический подъем и спровоцировавшего рост цен. Актуальность темы в 1975 году была очень высока: после арабо-израильской войны 1973 года страны-производители нефти объединились как единый картель, вчетверо взвинтили цены на нефть, а в западных странах резко выросла инфляция — она выражалась двухзначными показателями.

Британский журналист и политик Фергюсон представил в своей книге яркий исторический пример того, что происходит, когда в развитой экономической системе начинается гиперинфляция. Речь в книге идет о Веймарской республике, германской демократии 1919–1933 годов, просуществовавшей в период после заката кайзеровской империи и до прихода к власти Адольфа Гитлера. Конкретно автор описывает начало 1920-х годов, когда произошло резкое обесценивание немецкой марки.

Уоррен Баффет рекомендует

Говорят, великий инвестор Уоррен Баффетт, занимающий вторую строчку в списке самых богатых людей мира, недавно рекомендовал знакомому финансисту из Нидерландов книгу Фергюсона в качестве очень поучительной истории, предостерегающей об опасности чрезмерного госдолга. Кому был дан такой ценный совет, неизвестно, но сам финансист якобы утверждает, что купил две сотни экземпляров книги Фергюсона, чтобы раздать парламентариям и министрам правительства Нидерландов.

Как бы там ни было, слухов о рекомендации Баффетта оказалось достаточно, чтобы цена на старое издание When Money Dies при перепродаже взлетела выше 1000 фунтов. В июле на волне высокого спроса небольшое британское издательство Old Street Publishing выпустило новый тираж в мягкой обложке.

Инфляция с чемоданами денег

Со школьных времен многие запомнили образы веймарской инфляции: на уроках истории рассказывали, как в Германии в 1920-ые годы носили зарплату чемоданами или оклеивали стены бумажными деньгами, потому что они дешевле обоев. Инфляция окончательно вышла из-под контроля. Если в 1913 году марка равнялась примерно британскому шиллингу, то в 1923 году шиллинг стоил уже 1 трлн марок.

Банкноты в 1 миллион марок в Веймарской республике использовались как блокнот для записей. Октябрь 1923 г. Фото: wikipedia.org У германской гиперинфляции были конкретные причины. Во время войны кайзер отменил стандартные нормативы, ограничивающие банковское кредитование, и позволил банкам, по сути, выдавать деньги, которых у них нет. Банки стали печатать банкноты. После войны промышленность страны была разрушена, Германия должна была платить репарации победителям. Цены взлетели, земельным и местным властям было разрешено печатать деньги. Чтобы экономить бумагу, выпускали купюры все большего и большего номинала. Первого сентября 1923 года в обращении появилась первая 500-миллионная банкнота.

Денег было много, они были повсюду, но на них практически невозможно было ничего купить. Люди спешили потратить свою зарплату сразу же после получения, понимая, что стоимость ее час от часу снижается. Чашка кофе, купленная за 5 тысяч марок, к тому времени, как ее выпивали, стоила уже 8 тысяч, пишет The Independent. Были случаи, когда грабители крали чемоданы с деньгами и эти деньги выбрасывали: содержимое их не интересовало. Люди переключались на бартер, обменивая парафиновые свечи на одежду, одежду на еду и т. д.

Образованные немцы не понимали, что поток бумажных денег был причиной, а не следствием инфляции, которую многие связывали с обменными курсами иностранных валют. Другие винили дельцов и спекулянтов, в особенности небольшую прослойку богатых евреев.

Чем закончилась Веймарская республика

В итоге, многие были рады закату Веймарской республики и новому режиму авторитарного лидера, который обещал восстановить позиции Германии в мире, пишет The Independent. А ведь если бы не экономические потрясения, Веймарская республика была бы образцовым демократическим государством. Веймарская конституция, официально обнародованная 11 августа 1919 года, гарантировала свободу слова и прессы, равенство перед законом мужчин и женщин, закрепляла права профсоюзов, а также избирательные права всех граждан старше 21 года. Рейхстаг стал одним из первых парламентов, избиравшихся по системе пропорционального представительства. Однако государство не смогло обеспечить гражданам должной защиты и гарантировать их благосостояние. Крах Веймарской республики открыл путь к власти Гитлеру.

Фергюсон не экономист, и When Money Dies — больше социальная история, чем экономический трактат. И началось все с серии статей в The Times, которые были написаны на материале Веймарского опыта в предостережение британцам об опасности инфляционного пути. Но даже на пике в 1975 году инфляция в Великобритании составляла 24%, тогда как в разгар веймарского кризиса цены удваивались за два дня, пишет The Financial Times. Темпы были различные, но, по словам Фергюсона, во все времена инфляция порождает одни и те же моральные сдвиги. Высокая инфляция уничтожает долги, сжигает сбережения благоразумных граждан и перераспределяет капитал в пользу удачливых или просто недобросовестных.

В Германии капитал был перераспределен самым жестоким образом, он уже не был равномерно рассредоточен в руках миллионов, а оказался сконцентрирован у нового богатого класса.

Но почему сегодня книга так актуальна? Ведь после кредитного кризиса большей угрозой для Великобритании и США считается дефляция, а не перспектива повторения Веймарского сценария. В интервью с The Financial Times Фергюсон сослался на высокую неопределенность: «После использования во время кризиса нетрадиционных монетарных мер, таких как «количественное смягчение» (другими словами — печатание денег) перспективы очень неясные. Цена золота, обычно отражающая опасения по поводу инфляции, в реальном выражении достигла максимальных значений с конца 1970-х годов. Трудно сказать, каков будет эффект принятых мер, когда возобновится рост. Сейчас мы переживаем по поводу дефляции, но все может измениться очень быстро».

Уроки истории

В примере Веймарской республики есть важные уроки. Фергюсон показывает, как бывает трудно свернуть с однажды избранного неверного пути. Немецкое правительство после войны стало печатать деньги для финансирования огромного бюджетного дефицита, опасаясь, что повышение налогов и продажа облигаций будут подрывать экономическое развитие молодой республики, провоцируя массовую безработицу и социальную нестабильность. Германия не погибла, но была почти на грани гибели. К концу 1923 года экономическое доверие полностью рухнуло и весь объем рейхсмарок в обращении, номинированных в триллионах, по стоимости был эквивалентен примерно 30 млн фунтов. В 1914 году он достигал 300 млн фунтов.

Правительство больше не могло печатать достаточное количество банкнот, чтобы финансировать свои нужды. В обществе начался раскол. Фермеры отказывались продавать свою продукцию за пустые бумажки. Голодные горожане совершали набеги на хозяйства сельских жителей, убивали скот.

Фергюсон показывает, сколь важна для общественного договора уверенность в стабильности денежной единицы. Без этого рушится цепь взаимных сделок, от которой мы все зависим. Результатом становится полный моральный коллапс.

Это, вероятно, объясняет, почему Фергюсон является бюджетным ястребом. В интервью The Daily Telegraph автор выразил надежду, что его книга, вновь обретающая популярность, станет дополнительным аргументом в пользу сокращения бюджетных расходов и фискального консерватизма. Стоит напомнить, что сегодня в Великобритании идет спор между неокейнсианцами, которые хотят отсрочить какие бы то ни было меры экономии, и теми, кто настаивает на их немедленном проведении. По мнению Фергюсона, с политической точки зрения, экономические ограничения возможны только сейчас. Через год или около того это уже будет невозможно.

«Когда правительства недостаточно сильны и решительны в политическом плане, в конце концов в любом случае рушится экономика», — предостерегает Фергюсон.

Запись опубликована в рубрике Блог про деньги и людей, Книги про деньги с метками , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *