А.Л. Журавлев, А.Б. Купрейченко Тенденции экономической психологии в системе парадигмальных изменений психологической науки

articТЕНДЕНЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ В СИСТЕМЕ ПАРАДИГМАЛЬНЫХ ИЗМЕНЕНИЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ НАУКИ *
(Москва, Россия)

Экономическая психология в современном мире: сборник научных статей / Отв. ред. д. пс. н. А.Н. Лебедев. – М.: Экон-информ, 2012. – 398 с. С. 99 — 110.

* Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ (грант № 11-06-00285а).

Аннотация
В статье рассматривается проблема парадигмальных изменений в исследовании человека, дается описание наиболее значимых тенденций в современной психологической науке, анализ их проявлений в исследованиях в области экономической психологии. Отмечается рост внимания в современных исследованиях к ценностно-смысловыми духовно-нравственнымкомпонентам личности и группы, возрастание значимости самодетерминации социального и экономического поведения.

Ключевые слова: парадигмальные изменения, тенденции науки, самоопределение, нравственные и духовные детерминанты, психосоциальная проблема,
межгрупповые и межличностные отношения, динамика психических явлений, многоплановость бытия.

Постановка проблемы. Экономическая психология – динамичная, бурно развивающаяся на протяжении последних десятилетий
прикладная отрасль психологии. Современные исследования в области экономической психологии отражают специфику экономической и социальной жизни общества нашего времени. Представляется вполне закономерным, что они также должны вписываться в основные тенденции современной психологической науки в целом.
В настоящее время довольно динамично развиваются методологические и теоретические основания исследований в области психологии (Василюк, 2003; Кольцова, 2007; Корнилова, 2006; Корнилова, Смирнов, 2006; Семенов, 2007; Юревич, 2005, 2010 и др.). Как следует из анализа этих работ, современное развитие психологической науки в том числе и в интересующей нас области исследований, характеризуется большой совокупностью заметных и выделяемых тенденций, однако, далеко не все они в настоящее время составляют категорию парадигмальных изменений. Чтобы быть отнесенными к данной категории, тенденции должны обладать некоторым рядом характеристик, или признаков, среди которых можно отметить следующие:

  • такие тенденции должны иметь определенные исторические предпосылки, например, в форме заметных накапливавшихся противоречий развития психологических исследований, т.е. парадигмальные изменения определяются объективными условиями развития науки, и в них должна быть исторически обусловленная потребность;
  • тенденции, претендующие на статус парадигмальных, должны характеризоваться такими изменениями, которые постепенно накапливаются и затрагивают значимые методологические и теоретические представления, имеющие системный характер в современной психологии;
  • тенденции (изменения) должны иметь относительно устойчивый характер, постепенно становиться закономерными и даже – закономерностями развития психологических исследований;
  • изменения разной направленности должны характеризоваться взаимосвязанностью, относительной согласованностью, т.е.  парадигмальные изменения – это проявление интеграции взаимообусловленных направлений развития научных представлений в психологии;
  • в условиях постепенно нарастающей интенсивности изменений такие тенденции должны касаться не столько поверхностных, сколько глубинных слоев (или уровней) иерархически организованных научных представлений о исследовании личности и группы, а также о современных возможностях их психологических исследований и др.

Выделение совокупности признаков, позволяющих те или иные тенденции развития психологических исследований личности и группы относить к категории парадигмальных изменений, безусловно, является специальной теоретической задачей, решение которой только начинается. Поэтому предложенный ряд признаков
остается пока предварительным. Однако на его основе можно выделить некоторую совокупность объективно обусловленных изменений в современной психологической науке, имеющих системный и устойчивый характер. Целью представляемой работы является краткое описание этих наиболее значимых тенденций, а также анализ их проявлений в современных исследованиях в области экономической психологии.

Влияние парадигмальных изменений психологической науки на экономическую психологию. В ряду парадигмальных изменений современной психологической науки, которые довольно ярко проявляются в современных экономико-психологических исследованиях можно выделить следующие:

1. Акцент в исследованиях на самодетерминации и миропреобразовательной активности субъекта. В ряду современных научных разработок отражающих данную тенденцию развития психологической науки особо необходимо отметить теории самоопределения, основы которых заложены в работах Ж.П. Сартра, С.Л. Рубинштейна, К.А. Абульхановой и самодетерминации субъекта – в работах
Р.М. Райана, Э.Л. Деси и др. Под самоопределением нами понимается поиск субъектом своего способа жизнедеятельности в мире на основе воспринимаемых, принимаемых или формируемых (создаваемых) им во временной перспективе базовых отношений к миру, человеческому сообществу и самому себе, а также собственной системы жизненных смыслов и принципов, ценностей и идеалов, возможностей и ожиданий (Журавлев, Купрейченко, 2007). В концепции Р. Райана и Э. Деси самодетерминацией называется способность выбирать и иметь выбор. Данное понятие дает возможность учитывать как собственный внутренний выбор человека, так и объективно
существующие внешние ограничения для свободы выбора. Самодетерминация включает в себя управление своей средой или своими действиями, направленными на результат, но также может включать в себя и отказ от контроля (Ryan, Deci, 2000). Э. Деси считает, что самодетерминация является не только способностью, но и потребностью человека (Deci, 1980).

Конкретные социально-психологические исследования последних лет позволили выявить особые типы взаимодействия личности и группы с интенсивно изменяющейся социальной средой, которые подтверждают значимую роль самодетерминации и  самоопределения субъекта в регуляции его социальной активности. В качестве примеров можно привести сознательный отказ личности от адаптации к новым экономическим условиям, а также стремление изменить окружающую среду в соответствии со своими социальными представлениями, жизненными принципами и ценностями. Такой тип взаимодействия возникает в результате миропреобразовательной»,  «миросозидательной», или «миротворческой» активности субъекта.

Кроме того, у представителей некоторых социальных групп, например «аутадаптантов», выявлено отсутствие потребности в адаптации,  поскольку происходящие в обществе изменения не затрагивают ни основную сферу их жизнедеятельности, ни основные их жизненные смыслы, ценности, идеалы и т.п. Нередко отмечается также временный и противоречивый характер адаптации, например «вынужденное предпринимательство» и многие другие феномены.
В русле этой тенденции психологической науки следует отметить рост отечественных исследований экономического самоопределения различных социальных групп, самоопределения в бизнесе, идентификации предпринимателей, жизненных стратегий в изменяющихся социальных условиях, в частности в периоды финансовых кризисов или в ситуации потери работы и т.д. (Журавлев, Купрейченко, Горбачева, 2011; Купрейченко, 2011; Филинкова, 2005; Hartner, 2010; Wenzel, 2007 и др.). Во всех этих исследованиях делается акцент на самодетерминации участников экономического
взаимодействия, на их осознанном выборе того или иного типа экономического поведения, а также позиции в системе экономических отношений.

2. Акцент на духовных и нравственных, а также другие позитивных явлениях (процессах, состояниях и свойствах) как основаниях жизнедеятельности. В этой связи особо актуальными являются исследования нравственных ценностей и других духовных детерминант экономического поведения разных субъектов. Исследования, выполненные в лабораториях психологии личности, социальной и экономической психологии ИП РАН, а также в других научных центрах позволяют считать нравственные характеристики основополагающими факторами социального поведения человека (Воловикова, 2004; Журавлев, Купрейченко, 2003; Купрейченко,
2011; Попов, Голубева, Устин, 2008; Психологические исследования духовно-нравственных проблем, 2011; Психология нравственности, 2010; Попов, 2007; Проблемы нравственной и этической психологии в современной России, 2011 и др.).
Подобные тенденции обусловили и бурное развитие в последнее десятилетие такой отрасли как позитивная психология, основоположниками которой выступили М. Селигман и М. Чиксентмихайи. Центром изучения позитивной психологии и объектом
наиболее многочисленных исследований выступают положительные эмоции, чувства и сложнейшие состояния счастья, удовлетворенности, потока, оптимизма, надеждыи др. (Леонтьев). 103

В современных экономико-психологических исследованиях, как в России, так и за рубежом, имеет место высокий интерес к анализу духовных, нравственных и других позитивных явлений и процессов у субъектов экономической активности, в частности – благополучию и удовлетворенности, доверию и этике (Купрейченко, 2008, 2011; Лебедев, Гордякова, 2011; Позняков, 2000, 2009; Хащенко, 2012; Хащенко, Баранова, 2004; Фоломеева, 2005 и др.). Множество работ посвящено доказательству тесной взаимосвязи этих позитивных явлений с эффективностью экономической деятельности.

3. Разработка психосоциальной проблемы. К важнейшим изменениям общественной, главным образом социально-экономической,  жизни России за последние примерно два десятилетия следует отнести смену общественной формации, состоявшуюся за сравнительно небольшой исторический период времени и включавшую, естественно, радикальное изменение системы социально-экономических отношений. Этот период ознаменовался появлением различных, в т.ч. комбинированных (смешанных) форм собственности, снижением роли государственного регулирования экономики, резким изменением ее структуры, формированием новых социально-экономических
групп, отменой обязательной занятости, снижением социальных гарантий для многих категорий работников, появлением безработицы, заметным недоиспользованием трудового потенциала и др. (Демин, 2004; Заславская, 2002; Позняков, 2000; Хащенко, 2012 и др.).

В качестве наиболее общей тенденции можно также отметить, что российское общество постепенно утрачивает свою яркую специфику и обретает черты западных обществ, описанные в свое время Э. Фроммом. Отправной точкой его рассуждений служит утверждение о взаимозависимости между структурой социального характера, обязательно включающего социальную психологию, т.н. «среднего» индивида и социоэкономической структурой общества.

Общество, принципами которого являются нажива, прибыль и владение собственностью, порождает социальный характер, ориентированный на обладание (Фромм, 2008, с.168). Не случайно, предметом многих исследований выступает поиск этно-культурных и социальных основ экономического поведения. Такие исследования
крайне актуальны не только для России с ее полиментальной природой, но также и для всего современного мира, в котором одновременно развиваются процессы глобализации и антигглобализации и где постоянное столкновение различных культур вызывает самые разнообразные как позитивные так и негативные явления.

Таким образом, радикальные изменения в общественной жизни в настоящее время определяют особую остроту психосоциальной проблемы, которая тесно связана, в т.ч. с более частной и конкретной проблемой взаимодействия субъекта и его непосредственного социального окружения.

4. Анализ взаимодействия индивидуального и группового субъекта и социального окружения. В качестве актуальной тенденции,  приводящей к парадигмальным изменениям в современных исследованиях, можно выделить необходимость анализа жизнедеятельности, бытия человека как системы феноменов, включающей важные события не только его частной жизни, но и жизни значимых для него людей, социальных групп, в том числе больших. Именно социальные потребности и интересы, качество и образ жизни и т.п. отдельных людей и их сообществ, окружающих субъекта, могут в высокой степени определять его жизненные цели, ценности и
идеалы, ожидания и опасения, намерения и стремления, степень удовлетворенности жизнью и т.д. Следовательно, понять психологию современного человека можно лишь при условии специального изучения постоянно расширяющихся социальных границ его взаимодействия с окружающим миром.

Многие наиболее значимые теоретические направления социальной психологии в той или иной степени затрагивают проблему роли, которую играют в жизни личности значимое социальное окружение, а также проблему формирования этого окружения. Близкими по проблематике к ним являются современные исследования социального капитала, основы изучения которого заложены Д. Колмэном, Р. Патнэмом и др. В настоящее время они активно привлекают внимание и отечественных исследователей (Нестик, 2009а, 2009б; Татарко, Лебедева 2009; Татарко, 2010; Шихирев, 2003; Штейнберг, 1999). В ряде исследований показано, что общества, характеризующиеся высоким социальным капиталом, являются более прогрессивными в экономическом плане, в таких обществах более благоприятный климат для развития малого бизнеса, высокий субъективный уровень счастья и удовлетворенности жизнью у населения (Helliwell, Putnam, 1995; Svendsen, 2010).
В контексте исследования влияния значимого окружения на жизнедеятельность субъекта важными феноменами выступают так же лидерство, референтность, авторитетность, уважение. Исследования этих феноменов особо важны, наряду с целым рядом других: доверием и недоверием (Купрейченко, 2008), социальной и психологической дистанцией и близостью и т.д. (И. Богардус, Г. Зиммель, А. Моль, П. Сорокин, Р. Парк, Б.Ф. Поршнев, Э. Эриксон и др.).

Исследования ролевых и организационных конфликтов также отвечают требованиям учета влияния социального окружения на жизнедеятельность субъекта. В целом, важной особенностью, которую отмечают многие исследователи, является то, что между личностью и окружающими людьми зачастую одновременно имеют место и межгрупповые (социально-ролевые) и межличностные (психологические) отношения. Такая двойственность нередко приводит к межличностным и внутриличностным конфликтам, возникающим не только между социальными группами или внутри их, в
частности, в организации, в семье и т.д. В качестве характерного для нашего времени примера столкновения, как интересов различных групп, так и межличностных отношений, можно привести отношение к мигрантам и особенно – иммигрантам. Экономическое поведение представителей этих групп радикально отличается от поведения коренного населения и в последние годы оказывает большое влияние на
экономику и политику многих развитых стран. Именно поэтому интерес экономических психологов к этой проблеме является оправданным, а результаты подобных исследований – высоко востребованными.

5. Учет динамичности психологических явлений, временной перспективы в жизни субъекта. Все более насущно необходимым оценивается имеющий давние традиции в хорошо известных теоретических работах Б.Г. Ананьева, С.Л. Рубинштейна, К.А. Абульхановой, Л.И. Анцыферовой и других специалистов подход к исследованию
жизнедеятельности человека во временной перспективе, т.е. в единстве прошлого, настоящего и будущего. Данный подход предполагает учет целостности жизненного пути субъекта, т.е. относительной устойчивости, преемственности и закономерной изменчивости его жизненных принципов и смыслов, ценностей и идеалов, норм и т.д. на различных стадиях жизни. Эта тенденция делает особо актуальными исследования динамики разных психологических феноменов индивидуального и группового субъекта (личности, социальных, в частности, социально-экономических, групп, организаций и т.д.), особенно на протяжении длительного времени и на различных этапах их функционирования и развития.

Для России, где динамические процессы последних десятилетий породили множество чрезвычайно интересных и сложных феноменов такие исследования крайне актуальны. Их результаты, нередко демонстрируют парадоксальность и противоречивость экономического сознания различных социальных групп (Гринин, 2009; Демин, 2004; Динамика социально-психологических явлений…, 1996; Журавлева, 2004; Зотова Е.И., Купрейченко, 2011; Экономическое поведение в переходной экономике России …, 2011; Юревич, 2011 и др.). Следует отметить, что недавние глобальные и локальные финансовые кризисы обуславливают значимость результатов этих исследований для мировой науки в целом.

6. Учет многоплановости и многогранности бытия. Человек должен рассматриваться во всей сложности и многообразии его отношений с миром, а это предполагает изучение взаимодействия разных сфер жизнедеятельности, в которых он выполняет различные роли, функции и имеет соответствующие им ценности и цели,
ожидания и опасения и т.д. Многоплановость и многогранность бытия определяют противоречивость и амбивалентность многих психологических процессов и состояний, отношений и чувств человека. Интерес к жизнедеятельности личности и группы в условиях подобной «внутренней» нестабильности особенно усиливается в
переходные, динамичные периоды жизни общества. Многоплановость и многогранность бытия обуславливает появление в научном дискурсе таких специфических феноменов как многомирие. Множественность миров уже давно привлекает внимание исследователей. Для их изучения предлагаются и специальные термины, например, «эвереттика», под которой понимается область духовной деятельности, направленной на осознание и описание многомирия как фундаментальной характеристики бытия (Лебедев, 2006). В ряде случаев возможно появление в психологии субъекта таких специфических феноменов, как «параллельные миры», «множественная реальность», «двойная жизнь» и т.д. Чрезвычайно интересные данные о специфических феноменах множественной реальности и ирреальности социально-психологического пространства накоплены в области клинической психологии. В экономической психологии анализ многоплановости и многогранности бытия проводится в исследованиях конфликта между сферой экономической, деловой активности человека и другими сферами его жизнедеятельности. С их ряду исследования так называемого «work-family» конфликта, трудоголизма и профессионального выгорания.

7. Возрастающая сложность и интегративность изучаемых феноменов. Возрастает число исследований (что особенно важно – конкретных эмпирических), посвященных сложным, целостным, интегративным психологическим феноменам. К их числу относятся, например, культура и менталитет, психологическое пространство и время, экономическое, нравственное и т.д. сознание и самосознание также как и отдельные их составляющие – самоопределение, субъективное благополучие и т.д. Их анализ позволит выявить общие и частные закономерности формирования, функционирования и развития различных социально- и экономико-психологических феноменов (Журавлев, Купрейченко, 2012).

Заключение. Подводя итог сказанному, отметим, что перечисленным, уже проявившимся, а также некоторым недостаточно выраженным современным тенденциям в исследовании человека сегодня в полной мере отвечает большинство современных работ. Не случайно в концептуальных моделях и программах эмпирических исследований многих авторов можно отметить рост внимания к
ценностно-смысловым и духовно-нравственным компонентам личности и группы, усиление роли их субъектных свойств (самостоятельности, активности, ответственности, произвольной регуляции и саморегуляции, рефлексивности и т.д.), а также возрастание значимости самодетерминации социального и экономического поведения по сравнению со значимостью влияний среды и др.

Литература
Василюк Ф.Е. Методологический анализ в психологии. М.: МГППУ; Смысл, 2003. 240 с.

Воловикова М.И. Представления русских о нравственном идеале. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2004.

Гринин Л.Е. Психология экономических кризисов // Историческая психология и социология истории. 2009. №2. С.75–99.

Демин А.Н. Личность в кризисе занятости: стратегии и механизмы преодоления кризиса. Краснодар: Кубанский гос. ун-т, 2004. 315 с.

Динамика социально-психологических явлений в изменяющемся обществе / Отв. ред. А.Л. Журавлев. М., 1996.

Журавлев А.Л., Купрейченко А.Б. Нравственно-психологическая регуляция экономической активности. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2003. 436с.

Журавлев А.Л., Купрейченко А.Б. Социально-психологическое пространство личности. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2012. 496 с.

Журавлев А.Л., Купрейченко А.Б. Экономическое самоопределение:
Теория и эмпирические исследования. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2007. 480 с.

Журавлев А.Л., Купрейченко А.Б., Горбачева Е.И. Нравственно-психологические компоненты экономического самоопределения предпринимателей и менеджеров // Психологические исследования духовно-нравственных проблем / Отв. Ред. А.Л. Журавлев, А.В. Юревич. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2011. С.183–208.

Журавлева Н.А. Динамика ориентаций личности на экономические ценности в условиях социально-экономических изменений // Проблемы экономической психологии. Том 1. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2004. С.379–411.

Заславская Т.И. Социетальная трансформация российского общества:  деятельностно-структурная концепция. М., 2002.

Зотова Е.И., Купрейченко А.Б. Стратегии экономического поведения личности с различным типом отношения к неблагоприятным экономическим условиям // Ученые записки «ИМЭИ». №2 (2) 2011. С.60–70.

Лебедев А.Н., Гордякова О.В. Психология доверия рекламе в структуре маркетинговых коммуникаций // Ученые записки «ИМЭИ». №1. 2012. С.98–105.

Леонтьев Д.А. Психология – наука о нарушениях? // http://pp.smysl.ru/history/leontiev_article.htm#more

Кольцова В.А. Актуальные проблемы методологии современной отечественной психологической науки // Психологический журнал. 2007. №2. С.5–18.

Корнилова Т.В. К проблеме полипарадигмальности психологических объяснений (или о роли редукционизма и пристрастиях в методологии психологии) // Психологическийжурнал. 2006. №5. С.92–100.

Корнилова Т.В., Смирнов С.Д. Методологические основы психологии.  СПб., 2006.

Купрейченко А.Б. Нравственно-психологические факторы экономического самоопределения: Монография. Saarbrucken: LAP LAMBERT Academic Publishing. 2011. 412с.

Купрейченко А.Б. Психология доверия и недоверия. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2008. 571 с.

Нестик Т.А. Социальные сети // Инновационное развитие: Экономика, интеллектуальные ресурсы, управление знаниями / Под ред. Б.З. Мильнера. М.: ИНФРА-М, 2009а. С. 365–386.

Нестик Т.А. Социальный капитал организации: социально-психологический анализ // Психологический журнал. 2009б. Т. 30. № 1. С. 52–63; № 2. С. 29–42.

Семенов В.Е. Современные методологические проблемы в российской социальной псимхологии // Психологическийжурнал. 2007. № 1. С. 38–45.

Татарко А.Н. Социальный капитал и экономические представления русских и китайцев: различия и взаимосвязь // Психология. Журнал Высшей школы экономики. 2010. Т. 7. № 1. С. 138–148.

Татарко А.Н., Лебедева Н.М. Социальный капитал: теория и психологические исследования: Монография. М.: РУДН, 2009.

Психологические исследования духовно-нравственных проблем / Отв. Ред. А.Л. Журавлев, А.В. Юревич. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2011.

Психология нравственности / Отв. Ред. А.Л. Журавлев, А.В. Юревич. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2010.

Позняков В.П. Психологические отношения субъектов экономической деятельности. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2000. 220 с.

Позняков В.П. Ценностные ориентации как фактор отношения российских предпринимателей к деловому партнёрству // Психология в экономике и управлении. №1. 2009. С. 51–64.

Попов Л.М., Голубева О.Ю., Устин П.Н. Добро и зло в этической психологии личности. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2008.

Проблемы нравственной и этической психологии в современной России / Отв. Ред. М.И. Воловикова. М.: Изд-во «Институт психологии РАН»,  2011.

Хащенко В.А. Психология экономического благополучия. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2012. 432 с.

Хащенко В.А., Баранова А.В. Взаимосвязь оценки качества жизни и экономико-психологического статуса личности // Проблемы экономической психологии. М., 2004. Т.1. С.501–526.

ФроммЭ. «Иметь» или «быть». М.: АСТ МОСКВА, 2008. 314 с.

Филинкова Е.Б. Психологические основания самоидентификации российских предпринимателей // Проблемы экономической психологии. Том 2. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2005. С.557–576.

Фоломеева Т.В. Экономические ценности в структуре социальных представлений о благополучии разных возрастных групп // Проблемы экономической психологии. Том 2. М.: Изд-во «Институт психологии РАН»,  2005. С.433–475.

Шихирев П.Н. Природа социального капитала: социально-психологический подход / Общественные науки и современность. 2003. № 2. С. 17–32.

Штейнберг И. Русское чудо: локальные и семейные сети взаимоподдержки и их трансформация // Неформальная экономика: Россия и мир / Под ред. Т. Шанина. М.: Логос, 1999.

Экономическое поведение в переходной экономике России: воздействие социально-психологических факторов // http://ie.boom.ru/Arkhipova/Arkhipova1.htm (8.01.11).

Юревич А.В. Методология и социология психологии. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2010.

Юревич А.В. Психологические корни экономического кризиса // http://www.ipras.ru (15.04.11).

Юревич А.В. Психология и методология. М., 2005.

Deci E.L. The psychology of self-determination. Toronto: Lexington books, 1980.

Hartner M., Kirchler E., Poshalko A., Rechberge S. Taxpayers’s compliance by procedural and interactional fairness perceptions and social identity // Psychology & Economics. 2010. V 3. № 1. P. 12–31.

Helliwell J., Putnam R. Economic growth and social capital in Italy // Eastern Economic journal. 1995. V. 221. Р. 295–307.

Ryan R.M., Deci E.L. Self-determination theory and the facilitation of intrinsic motivation, social development and well-being // American psychologist. 2000. V. 55. №1. P. 68–78.

Svendsen G. (Ed.). Handbook of social capital. The Troika of Sociology, Political Science and Economics. Cheltenham, UK: Edward Elgar, 2010.

Wenzel M. The multiplicity of taxpayer identities and their implications for tax ethics // Law and Policy. 2007. P. 31–50.

 

ECONOMIC PSYCHOLOGY TENDENCIES IN THE CONTEXT OF PARADIGM CHANGES IN PSYCHOLOGY
A.L. Zhuravlev, A.B. Kupreychenko (Moscow, Russia)

Abstract
The paper examines the problem of paradigm change in human research and describes main tendencies in modern psychology development and their particular manifestations in economic psychology. Modern psychological researches focuse more on system
of values and moral components of personality and groups of people. The role of selfdetermination in social and economic behavior also increases.

Keywords. Paradigm changes, tendencies of science, self-determination, moral
and spiritual determinants, psycho-social problem, intergroup and interpersonal relations,
dynamic of psychic phenomena, multidementional concept of existence.

 

Источник:

http://epsy.fa.ru/sbornik_statej_ehkonomicheskaja_psikhologija.pdf#page=99

Запись опубликована в рубрике Блог про деньги и людей, Статьи про деньги (рус) с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *